Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

Хадсон new

Злоба дня

Одни убийцы убили другого убийцу. И все сразу бросились наперебой гадать: месть или не месть. Заслужил - не заслужил.

А я чувствую, что начинаю страдать мизантропией. Или это обостряется ее хроническая форма? Когда я читаю в яндекс-новостях о том, что люди несут цветы охапками к месту убийства Буданова. О том, что первые цветы приносит следователь, представитель закона. О том, что насильника и убийцу публично беспрепятственно провозглашают героем России. О том, что для значительной части населения страны изнасилование и убийство женщины может быть оправдано тем, что она чеченка. Или снайпер. Словно будь Эльза Кунгаева в самом деле снайпером, изнасиловать и убить ее без следствия было бы законным и нормальным делом.

Пытаюсь представить, в каком сумраке должны жить люди, для которых насилие не только норма, но и доблесть. Которые добровольно, через свое горячее одобрение, становятся соучастниками зверств, совершаемых будановыми. Не могу, не понимаю.

Читаю об Эльзе Кунгаевой и узнаю, что она никогда не жила. Как и многие чеченские девушки, с утра до ночи, с детства до последнего дня, обслуживающие всех вокруг. Без права на себя. Она не жила, а потом ее убили. "Не так обидно, что убил, как обидно изнасилование", - говорил на похоронах горюющий отец. Парни из деревни наперебой даже выражали готовность жениться на Эльзе, если бы она выжила, но была только изнасилована. Такая была красивая. Аттракцион неслыханной щедрости для исламской страны, в которой насилие - позор для женщины, а не ответственность мужчины. Ведь от чистого сердца говорили, не понимая, что действия Буданова и такие интонации - суть одна культура насилия.
Если бы Эльза не погибла, она все равно жила бы в насильственном по отношению к ней мире, мире не для нее. И встреча со своим убийцей была только страшной кульминацией бесконечной череды мелкого повседневного насилия, составлявшего ее жизнь. История короткой судьбы Эльзы Кунгаевой волнует еще и потому, что она архетипична. В ней отразились миллионы непрожитых, принесенных в жертву женских жизней.

И тогда я понимаю, что Буданов действительно в некотором смысле герой. Но не России и даже не националистической войны. Он герой культуры насилия, которая не имеет ни национальности, ни географических пределов. Порой насилие обретает лица. Оно принимает разные культурные и социальные формы, прячется в традициях и предрассудках, аккумулируется в войнах или социальных беспорядках. Но в действительности оно пронизывает мир, окружающий нас всех. Насилие не только там, где убивают. Оно и там, где сочувствуют насильнику. Оно там, где оправдывают его действия. Оно там, где вместо трагедии видят позор. Вместо ужаса - оскорбление. Там, где делят людей по полу или расе, где действует право сильного. Где люди считают возможным преодолевать свою униженность через унижение других.

Что можно всему этому мраку противопоставить?
Хадсон new

И опять - самадуравиновата

Дорогая мисс Марпл! Мужчины нередко удивляют нас. Но сегодня моему изумлению нет предела.  Представляю себе, как вы удивитесь вместе со мной.
С тех пор как Эрик Берн написал свой бестселлер "Игры, в которые играют люди" прошло много десятилетий. Психотерапевтическое знание с той поры, мягко говоря, шагнуло вперед. И применять модель игры "Динамо", описанную Берном, к анализу изнасилований - тоже самое, что изучать высшую математику на счетных палочках. Однако Михаила Литвака это не смутило. Заполонив психологическим популистским примитивом книжные полки крупных магазинов, академик получил право выступать экспертом в печатных изданиях. Таких "свадебных генералов" телепередач и газетных публикаций в психологии и сексологии достаточно. Каков потребитель - таков и "эксперт", и ладно бы. Но на сей раз Михаил Литвак "отжег не по-детски".

Collapse )

Collapse )